Размер шрифта
A
A
A
Цветовая схема
А
А
А
Картинки
Показывать
Выключить
Вернуться на обычную версию

Отвергаемые дети

new_logo_7.png

Проблема отвергаемых детей особо остро стоит в современной подростковой среде, и  поэтому школьные психологи довольно часто сталкиваются с ней в своей практике. Наверное, все помнят свои школьные годы и ситуации, когда вспыхивали конфликты, и кто-то становился изгоем. А всем остальным надлежало если не активно участвовать в травле, то, по крайней мере, всячески выражать ему свое презрение.

В каждом детском коллективе есть популярные дети и не очень. Есть дети активные, общительные, а есть тихие, одиночки. Одних устраивает второстепенная роль в классе, другие страдают от такого положения, но не знают и не умеют его изменить. Некоторые дети так стремятся оказаться в центре внимания одноклассников, занять лидерскую позицию, не умея при этом вести себя в соответствии со своими притязаниями, выбирая неадекватные способы повеления, что добиваются внимания «со знаком минус» – становятся объектом насмешек и презрения. И вот эти активно отвергаемые сверстниками ребята – явление, к сожалению, частое и трудно исправимое.

Попробуем разобраться в природе такого явления, как отвержение одного или нескольких членов коллектива.

Каждая драма предполагает четкое распределение ролей. В ситуации травли всегда есть зачинщики, их жертвы и, конечно, преследователи – основная масса детей, которая под руководством зачинщиков осуществляет травлю. Иногда в классе есть нейтральные наблюдатели. Они ничем не отличаются от преследователей, так как своим молчанием они поощряют травлю, никак ей не препятствуя. Часто дети про себя осуждают поведение агрессивных одноклассников, но ничего не предпринимают, боясь стать следующей жертвой.

Бывает, что среди одноклассников находятся и защитники жертвы. Иногда появление защитника способно в корне изменить ситуацию (особенно если защитников несколько или с их мнением в классе считаются) – большинство преследователей оставляют изгоя в покое, конфликт сходит на «нет» в самом начале.

Но довольно часто защитник изгоя и сам становится изгоем. Например, когда, подчиняясь воле учителя, ребенок вынужден сидеть за одной партой с изгоем, то он может постепенно стать объектом насмешек, если только не начнет активно принимать участие в травле соседа по парте.

Многим детям очень трудно войти в коллектив, почувствовать себя уютно и уверенно среди сверстников. Если ребенка не обижают, но и не принимают (например, последним выбирают в команду, не радуются его успехам), то ему не менее одиноко и плохо, чем жертве активной неприязни со стороны сверстников. Он думает: «Если однажды я вообще перестану ходить в школу, никто и не заметит».

Можно условно выделить несколько видов отвержения, все они в большей или меньшей степени делают школьную жизнь отвергаемого ребенка непереносимой:

  • травля (не дают проходу, обзывают, бьют, преследуя какую-то цель, месть, развлекаются и т.п.);
  • активное неприятие (возникает в ответ на инициативу, исходящую от жертвы, дают понять, что он никто, что его одно мнение ничего не значит, делают его козлом отпущения);
  • пассивное неприятие, возникающее только в определенных ситуациях (когда надо выбрать кого-то в команду, принять в игру, сесть за парту, дети отказываются: «С ним не буду!»);
  • игнорирование (просто не обращают внимания, не общаются, не замечают, забывают, ничего против не имеют, но и не интересуются).

Во всех случаях отвержения проблемы кроются не только в коллективе, но и в особенностях личности и поведения самой жертвы.

Согласно многим психологическим исследованиям, в первую очередь детей привлекает или отталкивает внешность сверстника. На популярность среди сверстников могут также влиять успехи в учебе и спортивные достижения. Особо ценится умение играть в команде. Дети, пользующиеся расположением сверстников, обычно имеют больше друзей, более энергичны, общительны, открыты и добры, чем отвергаемые. Но при этом «не принимаемые» дети не всегда необщительны и недружелюбны. Таковыми их почему-то воспринимают окружающие. Плохое к ним отношение постепенно становится причиной соответствующего поведения отвергаемых детей: они начинают нарушать принятые правила, действуют импульсивно и необдуманно.

Не только замкнутые или слабоуспевающие дети могут стать изгоями в коллективе. Не любят «выскочек» – тех, кто все время стремится перехватить инициативу, покомандовать. Не жалуют и отличников, которые не дают списать, или детей, идущих против класса, например, отказывающихся сбежать с урока.

Чаще всего ребенок-изгой подвергается не столько физическим нападкам со стороны сверстников, сколько словесным. К моральному насилию можно отнести угрозы физической расправы, шантаж и ругань (в том числе обзывательства). Шантаж чаше всего связан с угрозой рассказать о чем-то взрослым, выдать им какой-то проступок жертвы, если та не будет выполнять требования преследователя. Также в качестве шантажа используется угроза перестать дружить с жертвой. Более сильные сверстники склонны прибегать к угрозам физической расправы над жертвой в случае ее неповиновения. Запугивание может просто доставлять удовольствие преследователю, например, он может гоняться за жертвой, угрожая ее отлупить, но не стремиться привести угрозу в исполнение, удовлетворяясь испугом и унижением другого. Но самой распространенной формой насилия в детском коллективе являются обзывательства и оскорбления – так называемая вербальная агрессия.

Обзывание является наиболее частой причиной обид и драк в начальных классах. Ученики третьих и пятых классов, в которых был проведен анонимный опрос «За что вы не любите некоторых одноклассников?», чаще всего отвечали: «За то, что он (она) обзывается». Именно на «обзывательство» со стороны одноклассников чаще всего жалуются отвергаемые дети. Причем обзывают и оскорбляют не только самого ребенка-жертву, злорадно комментируют его рисунки, принадлежащие ему вещи («Ну и мешок у него вместо портфеля!», «Ты что, этот костюм на помойке нашел?!»), оскорбляют его близких (обсуждают его родных, дают им обидные прозвища). Последнее, пожалуй, ранит ребенка больнее, чем собственное прозвище.

Слова, сказанные сверстником в разгаре ссоры, – «рыжий», «очкарик» или «носатый» – западают в душу ребенка, травмируют его. Ребенок начинает чувствовать себя неполноценным, теряет уверенность в себе. Но если человек, чьим мнением ребенок дорожит (учитель, родители), скажет ему как бы между делом: «Какая у тебя оправа красивая, тебе так идет, ты такой солидный стал!» Или: «Ты как солнышко, с твоим приходом в комнате светлее делается», «У тебя греческий профиль, всегда завидовал людям с такими носами, не то, что я – курносый…» Иногда одна такая фраза способна если не повысить самооценку ребенка, то хотя бы примирить с особенностями его внешности, чего не всегда можно добиться путем долгих разговоров на эту тему.

Особенно чуткими и внимательными необходимо быть с детьми, имеющими объективные основания для переживаний. Речь идет о детях с различными дефектами внешности, например, заметным родимым пятном, хромотой, косоглазием и т.п. В этом случае многое зависит от взрослых: родители могут помочь ребенку правильно отнестись к своему недостатку, а воспитатели и учителя – на корню пресекать всевозможные прозвища и издевательства. Чешский психолог Зденек Матейчек считает, что «наша воспитательная цель не в том, чтобы оградить ребенка от интереса и любопытных взглядов, а в том, чтобы свою необычность он воспринимал как само собой разумеющуюся часть своего Я и жил с ней, не обращая на нее внимания и не делая из нее проблемы».

Избежать появления дразнилок в детском коллективе почти невозможно, но бороться с ними необходимо.

Родители и педагоги не должны оставлять без внимания ситуации обзывания детьми друг друга. Задача педагога пресечь появление и использование обидных прозвищ в классе. Можно поговорить отдельно с зачинщиками, можно устроить классный час на эту тему. С пострадавшим надо обсудить, почему другие обзываются (обижаются на него, хотят привлечь его внимание?).

Бывает, ребенок не понимает, что говорит, или не осознает, что произносит очень оскорбительные и обидные слова. Следует объяснить ему, что таким образом он оскорбляет всех присутствующих и употреблять такие слова неприлично. Подросткам можно сказать, что люди используют ругательства лишь, в крайнем случае, когда от отчаяния им уже не хватает сил и слов, и помочь им изменить отношение к сложным ситуациям. Например, одна учительница предложила своим пятиклассникам использовать вместо общепринятых ругательств названия динозавров или цветов. Можно обозвать наступившего на ногу одноклассника диплодоком или кактусом. Это прозвучит также эмоционально, но значительно менее грубо и с юмористической окраской.

Полезно поиграть с ребятами в ассоциации – по очереди говорить о том, с какими предметами, животными, временами года и т.д. они друг у друга ассоциируются. Начать игру лучше в небольших группах, чтобы каждый смог высказаться и побыть в центральной роли. Можно обсудить, почему возникла та или иная ассоциация. Эта игра помогает обратить внимание ребенка на то, какие из его качеств являются значимыми для окружающих.

Родителям, если ребенок жалуется на то, что его дразнят, следует поговорить с ним о том, как можно и нужно реагировать на обзывание.

Никак не реагировать (проигнорировать, не обращать внимания). Это сделать довольно сложно, но в некоторых случаях эффективно. Например: «Заяц, заяц!» – зовет одноклассник. Не отзываться, пока не обратится по имени, сделать вид, что не понимаешь, к кому обращаются. Сказать: «Меня вообще-то Васей зовут. А ты разве меня звал?»

Отреагировать нестандартно. Обзывающий ребенок всегда ожидает получить от жертвы определенную реакцию (обиду, злость и т.д.), необычное поведение жертвы способно пресечь агрессию. Например, можно согласиться с прозвищем: «Да, мама тоже считает, что я чем-то похож на сову, я и ночью лучше всех вижу, и поспать утром люблю». Или посмеяться вместе: «Да, такая у нас фамилия, так дразнили и моего прадедушку».

Кстати, родители могут дома с ребенком поговорить о том, что часто в коллективе дети обзывают друг друга, перевирая, искажая фамилии, придумывают прозвища. Можно вспомнить, как в свое время обзывали их, попробовать вместе составить из фамилии новую, определить, кто придумает более оригинальную, необычную, вместе посмеяться. Тогда ребенку будет легче не обижаться на сверстников – он будет готов к этому.

Объясниться. Можно спокойно сказать обзывающему сверстнику: «Мне очень обидно это слышать», «Почему ты хочешь меня обидеть?». Одного второклассника (самого крупного в классе) другой мальчик обзывал толстым. На что объект насмешек сказал: «Знаешь, что-то мне совсем не хочется с тобой дружить». Это так впечатлило агрессора, что он извинился и перестал обзываться.

Не поддаваться на провокацию. За учеником пятого класса гонялись одноклассники и обзывали его Масяней. Он злился и бросался на них с кулаками. Все с восторгом разбегались, а потом начинали снова. Мальчику было предложено попробовать (в качестве эксперимента) в следующий раз не бросаться на обидчиков с кулаками, а повернуться к ним и спокойно сказать: «Ребята, я устал, дайте мне отдохнуть».

Не позволять собой манипулировать. Очень часто дети стремятся с помощью обзывательств заставить сверстника что-то сделать. Например, всем известен прием «брать на слабо». При всех ребенку говорится, что он не делает чего-то, потому что «трус», «размазня» и т.д., ставя его, таким образом, перед выбором: или согласится сделать, что от него требуют (часто нарушить какие-то правила или подвергнуть себя опасности), или же он так и останется в глазах окружающих «хлюпиком» и «трусом». Наверное, из всех ситуаций, связанных с обзыванием, эта – самая непростая. И здесь очень сложно помочь ребенку выйти из нее с достоинством, потому что противостоять мнению большинства, тем более тех, с кем тебе предстоит общаться и впредь, нелегко и взрослому человеку.

Ответить. Иногда полезно ответить обидчику тем же, не быть пассивной жертвой, а стать с обидчиком на равных.

Когда в шестом классе произошла очередная драка и завуч спросила: «Ну почему вы деретесь?!» – один из драчунов ответил: «А он меня дразнит. Обзывает «береза лысая»!» У мальчика была фамилия Березин, а у его противника – сложно выговариваемая грузинская фамилия, звали его Коба. И завуч в сердцах воскликнула: «Ну и ты его дразни, говори – «Коба лохматая! Зачем драться-то?!»

Может быть, учить этому и не педагогично, но иногда другого выхода нет. Можно, правда, отвечать не оскорблением, а специальной отговоркой.

Отговориться. Согласно наблюдениям санкт-петербургского психолога М.В. Осориной, для 5-9-летних детей очень важно суметь в ответ на обзывание выкрикнуть отговорку – своеобразную защиту от словесного нападения. Знание подобных отговорок помогает не оставить оскорбление без ответа, пресечь конфликт, сохранить спокойствие (хотя бы внешне), удивить и соответственно остановить нападающего. Последнее слово в этом случае остается за пострадавшим. Вот примеры отговорок:

  • «Черная касса – ключ у меня, кто обзывается – сам на себя!»;
  • «Чики — траки — стеночка!» (Ребенок рукой ставит преграду между собой и обзыванием.);
  • «Шел крокодил, твое слово проглотил, а моё слово оставил!»
  • «Кто обзывается – сам так называется!»
  • » — Дурак!

             — Приятно познакомиться, а меня Петя зовут».

Все отговорки стоит произносить спокойным, доброжелательным тоном, стремясь свести все к шутке.

Иногда единственным выходом остается перевод ребенка в другой класс и даже другую школу. Естественно, правильнее всего пресекать подобные явления в самом зародыше. Ни учителя, ни психологи, ни родители не должны оставаться в стороне от происходящего. Только совместными усилиями можно изменить ситуацию в классе и научить ребят нормальным формам взаимодействия.

Подготовила психолог 
отдела комплексных программ детского
населения ГБУЗ «ВОЦМП» М.К.Ивина

Источник: http://www.allbest.ru/

По информации оф. сайта ВОЦМП